Анатолий Матвийчук рассказал про самое сокровенное

Анатолий Матвийчук рассказал про самое сокровенное Народный артист Украины, лауреат Национальной премии им. И. Франко, автор и исполнитель собственных песен Анатолий Матвийчук — человек интересный и неординарный, с тонким чувством юмора и умением высмеивать человеческие недостатки тактично и беззлобно. О творчестве и личной жизни, современной политической ситуации в Украине и о том, что тревожит артиста, а в чем он находит утешение, рассказал Анатолий Матвийчук в интервью изданию Новини Закарпаття.

— Анатолий, много певцов старшего поколения часто сталкиваются с тем, что на радиостанциях и телеканалах их называют «неформатом». Однако переаншлаги на сольных концертах этих исполнителей доказывают обратное.

— В нашей стране мы потеряли свое информационное пространство. Пространство, в котором должны звучать украинские песни, отражаться не только яркие моменты нашей жизни, но и наши проблемы, реальные события. Такого пространства почти не осталось. Украинское пространство, как шагреневая кожа, постоянно сжимается. Остались только Первый канал украинского радио, «Луч» и «Культура», а также частично Первый Национальный, который уже, по сути, не украинский. Нас вытесняют из сознания, чтобы нас не было. Эту пустоту заполняют российскими и западными идолами или теми, кто украинец по форме, но не украинец по своей ментальности, духа, кто несет в своих песнях ни боли народа, ни его чаяний и надежд. Они даже говорят не по-украински. Вижу в этом огромную угрозу украинской культуре, украинскому мировоззрению. Чувствую отток настоящих украинцев за границу. Был в Италии, где концерт ко Дню Матери прошел блестяще. Есть приглашение из США, Канады и европейских стран, где проживает много украинцев. Рассыпаемся по миру, а наши просторы заселяют равнодушные к Украине и ее культуре люди.

— В том, что лучшие представители украинской нации покидают родину, очевидно, не последнюю роль играет политическая ситуация в стране…

— Все каналы забиты российской «попсятиной», и любая попытка наклона украинского артиста в российскую сторону вызывает политическую оценку. То же самое происходит и в политической жизни. Украинское государство полноценно так и не состоялась. Оно существует формально. Украинцы по духу полноценно не реализовались как граждане. Смотрю на то, что происходит с Тимошенко и Луценко, негативно, потому что это — политические «разборки». Они сидят в тюрьме за свои политические действия, а не за экономические преступления. Понятно даже школьнику, что это — банальная месть. Юля — прекрасный оратор. Очевидно, она настолько глубоко оскорбила тех людей, которые сейчас при власти, что они, умея прощать резкие слова и мат, не могут простить насмешек, а Тимошенко откровенно насмехалась над ними. Это «медвежья» месть, потому что они даже не пытаются ее как-то замаскировать. Поэтому трудно и неприятно наблюдать — в политике отсутствуют благородство, нравственность, порядочность.

— Поговорим о творчестве. У вас много веселых, шутливых песен, но у них есть глубокий подтекст. Чем для вас юмор?

— Чувство юмора — важная черта. Есть люди, которым она просто не присуща. Чувство юмора — как инстинкт самосохранения: если плохо, когда слишком много политической трескотни, начинаешь обращать внимание на обыденные вещи и хочешь окунуться в мир, где смешно, забавно. Творишь некую среднестатистическую личность, которая обо всем имеет свое мнение. Мой юмор — достаточно интеллигентный. Это не юмор Павла Глазового, но это и не юмор современных российских сатириков, в которых все — «ниже пояса». Мой юмор — юмор украинской нации, которая не умела даже ругаться, толерантно решала конфликты между мужчинами и женщинами, по-своему видела мир и мечтала. Все это пытаюсь воспроизвести в своих юмористических произведениях.

— У вас нет дурных привычек: не курите, не употребляете горячительных напитков… Очевидно, вы не сразу к этому пришли…

— Количество моих дурных привычек начало уменьшаться с числом моего физического здоровья. По мере того, как возникали проблемы со здоровьем, исчезали негативные привычки. Хочется покурить или выпить сто граммов, но понимаю, что мне нужно держать себя в рамках, в хорошей физической форме. У меня есть плохая привычка — не сплю ночами. Телевизионные «варвары» «крутят» хорошие телефильмы после трех ночи. Днем идут идиотские сериалы, а ночью — серьезный мировой кинематограф. Хочу посмотреть, поэтому ложусь в пять утра… Слава Богу, что мне утром не надо идти на работу, потому работаю во второй половине дня, выступления имею тоже после обеда …

— Знаю, что ваше знакомство с будущей женой имеет почти мистическую историю. Или до этого вы верили в мистику и пророчества?

— Когда мне было шестнадцать лет, встретил женщину, которая была украинской Вангой. О ней мало кто знал, жила в селе Волокитино Сумской области, а это — в восьми километрах от села, где родилась моя мама. Когда мы приехали к той бабе Кате, увидели кавалькаду машин, где была представлена география всей Украины. Баба Катя взяла хлеб, бутылку воды, зажгла свечу и рассказала всю мою судьбу — что было и что будет. Сказала, кем буду: «У тебя — талантливая рука. Все, что будешь делать, будет иметь успех. Ты можешь быть даже диктором телевидения». У нее не было телевизора. Я диктором не был, но двадцать лет был ведущим различных телепрограмм.

Относительно знакомства с Любой, то оно тоже было мистическим. Знаю врача нетрадиционной медицины Едриса Казими. Однажды он мне сказал: «Сделано так, чтобы ты не мог долго жить с одной женщиной. Но через три месяца ты встретишь женщину, которая станет твоей судьбой». Я спросил, как узнаю ее? «Она подойдет и сама возьмет тебя за руку», — ответил. Через три месяца, после одного из концертов в Чернобыле, подошла ко мне женщина и сказала: «Чего вы стоите, на фуршет не идете?». «А нам никто не говорил», — сказал я. Она взяла меня за руку и повела в зал, где были накрыты столы. За столом я начал читать свои стихи, она села ко мне ближе. Потом мы вышли покурить с другом, и я ему сказал: «Кажется, я встретил человека, с которым можно идти по жизни». Без нее я был мотором без пропеллера — горел, перегревался, но движения не было. А Люба стала двигать все вперед: заходила в кабинеты чиновников, стучалась во все двери, ища помощи и поддержки моему творчеству.

— От первого брака у вас есть дочь. Общаетесь ли вы с ней?

— Общаемся, и с годами все активнее. Она окончила институт иностранных языков, вышла замуж и сейчас живет в США. Ее муж — украинец, работает там по контракту. У них родилась дочь. Она должна была родиться 23 сентября, но я сказал, что родится внучка 29-го — на мой день рождения. Так и произошло. Интересно, что в тот день я дважды стал дедом – в тот же день у Любиного сына родился сын. Это говорит об определенной мистичности. О том, что Бог посылает мне какие-то знаки, чтобы я понимал, чтобы делал все, чтобы реализовать свои планы. Не надо думать о материальных благах. Не надо никому завидовать, потому что все, что у тебя есть, — того тебе достаточно.

— Это и есть ваше кредо?

— У меня два кредо: я не хочу быть модным, хочу быть актуальным — первое. А второе — как у врачей: «Не навреди» — ни словом, ни делом. Слово, мысль, песня должны приносить людям только гармонию и радость. Есть люди-разрушители, а есть строители. Отношу себя к зодчим, которые создают гармонию. А чтобы создать гармонию, нужно находиться в гармонии с собой.